воскресенье, 8 июля 2018 г.

О себе




                                О себе








Посетитель моего Ютуб-канала "Black  Panther попросил меня рассказать о себе. Делаю это еще и потому, что другой посетитель канала также интересуется моим пониманием футбола, так как его беспокоит вопрос, нужно ли мне доверяться, о чем напишу отдельную заметку.

Рассказ о себе начну с цитирования маленькой заметки, где я рассказываю о своем первом ударе по мячу. Вот эта заметка:

"Это было очень-очень давно. Ко мне подошел старший брат и предложил научиться бить по мячу ногой. Я, тогда пятилетний мальчишка, с радостью согласился.

Валера тщательно проинструктировал меня, даже не предполагая, что будет дальше. Особенно он фокусировал мое внимание на то, что нужно тянуть носок для удара так называемым «подъемом».

Мяч был установлен на асфальте, в нескольких метрах от дома. Брат со своим приятелем стояли у дверей подъезда и наблюдали за моими действиями. Я отошел для разбега, не выпуская из головы мысль о том, что нужно тянуть носок, и побежал к мячу.

Удар по мячу… не состоялся. Нога врезалась в асфальт за 10-20см до мяча, и я упал на правое колено, разбив его. Увидев эту картину, мой брат со своим приятелем сползли по стене от смеха.

Их «ржач» трудно передать словами. От их реакции на случившееся, мне стало очень обидно. Слезы потекли в два ручья, и я стал реветь. Плакал не от боли, а от обиды.

Когда мои учители увидели кровь, то сменили смех на улыбку, успокоили меня и отнесли домой на перевязку. Поднимаясь на третий этаж, они несколько раз смеялись, не в силах сдержать эмоции.

Видно, очень уж смешным было то, что они видели. Так состоялся первый в моей жизни «серьезный» удар по мячу."

Эта заметка - одна из самых сложных. Знаете, почему? Потому, что, с одной стороны, душа не хочет хвастаться, бахвалиться, а с другой - необходимо убедить Читателя в том, что автор этих строк - человек, который разбирается в футболе.

После первого удара по мячу я не дожидался полного излечения травмированного колена, а уже с забинтованной ногой начал потихоньку знакомиться с мячом и его аэродинамикой: стал самостоятельно бить мячом в стену дома, подбивать мяч вверх, делал первые шаги в жонглировании мячом.

Шли годы. Игра с мячом увлекла меня с головой. Я пропадал во дворе. Причем, абсолютно не смущался, если не было с кем поиграть в футбол. Если я был один, то играл со стеной, с бетонным забором или просто жонглировал мячом всеми частями тела.

Во дворе появлялись сверстники в разное время суток, с кем я и играл, по возможности, в футбол. Разница в умениях бросалась в глаза наблюдателям со стороны, так как  с мячом я проводил десятки часов в неделю, в то время, как мои дворовые друзья пинали мяч в несколько раз реже.

Как я уже сказал, разница во умении владеть мячом бросалась в глаза со стороны, и взрослые парни, которые были не десять лет старше меня, решили пригласить меня, поиграть с ними в футбол. Их удивлению не была предела, когда они увидели, что я не только не выпадаю из команды, но, наоборот, приношу пользу.

После первой такой игры, мои великовозрастные партнеры, раскрасневшиеся и потные, стали активно обсуждать тему просмотра меня в киевском "Динамо". Выяснив, что там приглашают на просмотр с 12 лет, тема была закрыта, так как первую мою игру с двадцатилетними ребятами я провел в возрасте десяти лет.

Так я стал получать опыт серьезной игры. Ведь сравнивать моих сверстников с двадцатилетними парнями в плане футбольной техники было просто смешно. Дальше - больше: узнав обо мне, с других частей города стали приезжать такие же, как я, с целью помериться силами.

Однажды я обнаглел настолько, что сказал: "Играть "один на один" с каждым из вас я не буду. Если хотите - играйте вдвоем против меня". Возмущению визитеров не было предела. Не буду цитировать их гневные слова, но с моими условиями, все же соглашались, так как лучше унизить зарвавшегося самовлюбленного выскочку (то есть, меня), чем ехать в другой конец города и не сыграть вообще.

Помню, как играл один против двух киевских спартаковцев. Игра продолжалась сорок минут, а счет был скромный - 1:1. Затем мама, из окна третьего этажа, позвала меня кушать, и игру пришлось прекратить. У моих гостей желваки ходили ходуном от злости и несостоявшейся показательной порки меня, как зарвавшегося хвастуна.

Так мои ребята-оппоненты уехали домой ни с чем. Видел мою игру и Ленька - парень, которые был на пять-шесть лет старше моих двадцатилетних партнеров по игре. Однажды он сказал: "Даю тебе трое суток. Ты должен научиться попадать в девятку с точки пенальти, семь из десяти раз. Ты понял? Если попадешь меньше - прибью" - с этими словами он удалился.

Этот взрослый молодой человек впоследствии стал моим персональным учителем, чем я горжусь. Ведь он, в свои годы играл в одной команде с Лобановским, забивая за матч по два-три мяча.

О нем ходили легенды. Силе его удара мог бы позавидовать  Роберто Карлос. Сложение тела у него было наподобие Зубастика. Обладал он силой рывка, как у Блохина. Контролировал мяч на скорости, наподобие Марадоны или Месси.

Когда родители Леньки запретили ему играть в футбол, а повели в художественную школу, то уговаривать родителей в наш двор приехала целая команда, где был и Лобановский. Ребята, чуть ли не на коленях стояли, уговаривая родителей, но они были непреклонны - никаких футболов - только художественная школа.

Вот так и умер величайший футболист, о котором мало кто знал. Зато родился посредственный художник, который впоследствии стал писать ценники в овощных магазинах, да вырисовывать их названия над входной дверью. Короче, Ленька стал беспробудно пить.

Силу его удара и точность, его дриблинг, реакцию и культуру паса я видел собственными глазами. Ничего подобного в этой жизни я больше не видел. До сих пор сердце болит от того, что футбольный мир не увидел несостоявшегося гения.

Вернусь к Ленькиному заданию. Трое суток, не имея заградительных сеток, я бил по воротам, стараясь попасть в девятку. У меня был один-единственный мяч: ударил - побежал за мячом, вернулся, ударил - побежал за мячом. Итак трое суток, начиная с четырех часов утра и до заката Солнца.

Уходил домой покушать только два раза. И даже родители не могли на меня повлиять. В конце-концов, задание было выполнено. Ленька организовал просмотр задания, и был удивлен, что я действительно семь раз из десяти попадал в девятку с точки пенальти. До сих пор ноги помнят, те напряжения нужных групп мышц для осуществления точного удара в девятку.

Технически я был настолько подготовлен, что игра в одиночку против двоих соперников мне была не интересна - всегда выигрывал. Однажды решил обнаглеть и пригласил играть против себя троих соперников.

Пот лился рекой, но я не проиграл - результата уже не помню. Кажется, была ничья, но то, что не проиграл, это точно.

Дальше были бесконечные баталии между дворами, районами и т.д. Росло понимание футбола, шлифовалась и техника. Однажды, выйдя на игру с незнакомой командой, я увидел, как трое ребят из команды-соперника шушукались между собой, поглядывая в мою сторону. И сразу после начала игры, рядом со мной, как два молодца из ларца, выросли двое персональщиков. Да, да, персонально опекали меня двое.

Видя все это, я радовался и огорчался одновременно. Огорчался потому, что понимал - эти двое ребят не дадут мне играть. А радовался потому, что понимал: двойная персональная опека это оценка угроз их воротам с моей стороны.

Без ложной скромности, хочу сказать, что такую гирю на ногах я таскал во время игры неоднократно. У Читателя, уверен, уже давно родился вопрос:"если ты был так крут, то почему не играл в профессиональном футболе?". Отвечу.

Начиная с десяти лет, я обучался музыке в музыкальной школе, куда меня отдали родители по классу "аккордеон, баян". Я тихо ненавидел музыку, но с мнением родителей вынужден был считаться. Как только музыкальную школу закончил в 15 лет, тут же пошел на просмотр в киевский "арсенал" и был взят после 15 минут наблюдения за моей игрой.

А через месяц меня согнуло, как 90-летнего старика буквой "Г". Я не понимал, что со мной, но спину я разогнуть не мог. Тренер сожалел о случившемся, но вынужден был указать мне на дверь. Похоронив надежду, стать профессиональным футболистом, продолжил играть во дворе, будучи согнутым вдвое. 

Через неделю меня отпустило, как и отпустило желание вновь просматриваться в других командах. Впоследствии, я узнал, что у меня врожденное несращение дужек пятого крестцового позвонка. На профессиональной карьере пришлось поставить жирный крест. Но, это не означает, что я перестал играть в футбол.

В армии играл за сборную своего полка на первенство армии. В статусе полузащитника дважды покидал игру, забив в матче четыре мяча. Десять лет назад разговаривал с Олегом Блохиным у него в кабинете. Олег Владимирович не упустил возможность похвастать, каким он был дворовым королем, и как его команда крушила и крошила всех подряд.

Лучше бы он этого не вспоминал. Однажды, в наш двор зашел паренек и сказал, что слышал о том уровне футбола, который показывают в этом дворе. Поэтому, послан пригласить нас на Труханов остров на неофициальное первенство города среди дворовых команд. Мы приняли приглашение.

Приехали в условленное место раньше других. Игры были на вылет. Мы сыграли шесть игр. После первых пяти побед к ряду, на шестой команде споткнулись, так как сил играть уже не было. Среди поверженных команд, которым был дан сеанс одновременной игры (или игры без отдыха), была и команда Блохина. 

Когда я ему напомнил об этих баталиях, он опустил глаза и больше не возращался к своему легендарному детству.

-  -  -

Часто думая о том, что, если бы не эта травма позвоночника, то мог бы стать игроком, намного круче известных звезд. Раньше, это вызывало грусть. Сейчас же я стал понимать, что произошло на самом деле.

Если бы Небесное воинство разрешило мне стать профессиональным футболистом, то своей ментальностью и образом жизни я мало бы отличался от современных футболистов, со всеми вытекающими последствиями. Если бы в далекие шестидесятые-начало семидесятых я стал футбольной звездой, то я, практически гарантировано не стал бы тем, кем являюсь сейчас.

Видимо тем, кто руководит нашей жизнью, было важнее, чтобы я стал тем, кем стал, иначе никаких приступов спинной боли у меня бы и не было. Ведь в последствии, спина меня так сильно больше не беспокоила. Странно, не правда ли?

И самое последнее. Приношу извинения тем, кто не ожидал от меня выпячивания своих плюсов на публике. Все написанное - правда, и мне не стыдно писать правду. А неловкость я, все же, чувствую, так как все изложенное вольное или невольное, но хвастовство.

Надеюсь, что из сказанного ясно вытекает мысль о том, что в исполнительском искусстве футбола я не пас задних. А в следующей заметке-статье я выскажусь о том, стоит ли мне доверять или нет. Во всяком случае, у одного из Посетителей моего Ютуб-канала возник такой вопрос. Всем удачи!

Комментариев нет:

Отправить комментарий